АТЛАНТИКА И ТИХООКЕАНИЯ. РАЗВОРОТ РОССИИ НА ВОСТОК

   Атлантика и Тихоокеания. Разворот России на Восток

16.06.2023  /  Редакция

Генезис, проблемы, перспективы

31 мая 2023 года американский аналитик Майкл Уоррен Дэвис вынес приговор западному обществу, опубликовав в “The American Conservative” статью «Чего хочет Россия». В своём вердикте идеолог пошёл дальше немецкого философа Освальда Шпенглера (1880-1936) с его «Закатом Европы» (1923), заявив: «Христианские ценности превратились (на Западе – А.А.) в анахронизм. Мы стоим на пороге новой эры: эры свободы, терпимости, неверия. Это конец истории». Отметив, что в России, наоборот, православие в последние 30 лет переживает бурный рост, Дэвис пришёл к выводу, что «именно за это» Запад ненавидит нашу страну и именно поэтому развязал с ней войну на Украине.

По-моему, столь честно, откровенно и определительно до сих пор никто ещё не высказывался не только за рубежом (в Америке в первую очередь), но и в нашей стране. И это удивительно, так как американец обнажил вполне очевидные вещи, сказав, будто клянясь на Библии, правду, только правду и ничего, кроме правды. В самом деле, неверие в Бога  в США и на Западе в целом с некоторых пор вышло далеко за рамки горделивого европейского свободомыслия, превратившись в фетиш и жупел, которым стремятся выжечь, вытравить не только веру как таковую, но и христианские ценности, среди которых нравственность являлась базисом европейской культуры и цивилизации.

Под влиянием американских идеологов и политиков в современном мире утвердился постулат, что западная цивилизация сформировалась исключительно на базе древнегреческих демократических и древнеримских гражданских ценностей. И что именно они должны быть поставлены в идеал общечеловеческого развития. При этом демократия трактуется в США как принцип ничем не ограниченное своеволие, а гражданственность – как абсолютное право человека/гражданина на приоритетное уважение его личных (сугубо индивидуальных!) интересов. Эти принципы и легли в основу навязываемого США глобального либерал-демократизма, в котором базовая буржуазность якобы полностью устранила рабовладение.

Это схематический (по нынешней терминологии – структурный) подход, который, как всякая схема, не учитывает не только массу деталей, но искажает саму суть явлений. Историки знают, что так называемая «западная» цивилизация изначально именовалась цивилизацией «христианской» и была таковой уже в силу того, что в IV веке христианство было провозглашено государственной религией Римской империи. С падением Рима в 476 году католическая церковь была, по сути, единственным государствообразующим фактором в раздробленной Европе. Эпохи Возрождения (XIV-XVI вв.) и Просвещения (XVII-XVIII вв.), хотя и знаменовали отход европейского общества от религиозной ортодоксии, свою силу и влияние получали опять-таки от нравственных принципов христианства.

Постепенное, но неуклонное вымывание в западной цивилизации культурной и религиозно-нравственной составляющих происходило по двум причинам. Во-первых, западноевропейское общество не могло бесконечно долго удерживать столь высокий накал возрожденческой духовности и просвещенческого интеллектуального напряжения. Их резкий спад был объективистски обусловлен, а потому неизбежен. Во-вторых, нараставшая капитализация западноевропейской политико-экономической системы вступала во всё большее противоречие с культурно-нравственными основами европейского общества. Этот конфликт привёл, в конечном счёте, Запад к жертве духовностью во имя материального процветания и, как следствие, к рецидиву рабовладения. Причём в изощрённой, дьявольски лукавой форме.

Без смены этой одиозной политико-экономической (господско-эксплуататорской!) системы Запад обречён на повторение судьбы Древней Греции и Древнего Рима. То есть его ждут, в конечном счёте, распад и саморазрушение. В США это прекрасно понимают. И пока официальные структуры на Западе безответственно играют в либерально-демократические игры, серьёзные дяди из «мирового правительства» лихорадочно прокручивают варианты один за другим. При этом они действуют на ощупь, методом «тыка» и провокационной «разведки боем», мечась из стороны в сторону по ходу созданного ими самими тупикового «критского» лабиринта.

Вариантов у Запада в общем-то немного. Отказываться от неограниченной власти и награбленных богатств он явно не намерен. Сдаваться без боя, похоже, тоже не собирается. Остаются два пути: либо всё более изощрённое лукавство утопического свойства, либо нарастающее нагнетание угрозы Апокалипсиса. Факты последнего времени говорят о том, что методика прикрытия фиговыми листками срамных мест в западной цивилизации уже не срабатывает: «листки» стали слишком малы для маскировки расползающихся дыр, да и «мест» этих становится всё больше и больше. Следовательно, остаётся единственный вариант – планомерное наращивание силовых факторов с подведением человечества вплотную к Третьей мировой войне с масштабным применением ядерного оружия.

В покерной игре это называется «идти ва-банк», — то есть в решающий момент ставить на кон не только все наличные деньги, но и всё имущество, включая жизнь. Этот приём дерзко расчётливые США уже неоднократно использовали в своей короткой, по историческим меркам, истории. До сих пор это, так или иначе, срабатывало, судя по господствующему положению Штатов в современном мире. Беда для США сейчас состоит в том, что до сих пор они азартно играли только в карты и только по своим правилам. Однако, столкнувшись с Россией, они имеют дело уже не с покерным блефом, а с «русской рулеткой». То есть с реальным оружием и настоящими боевыми патронами, которые, по логике жанра, обязательно должны выстрелить.

В нынешнем противостоянии России со Штатами и Западом в целом дела у России зашли так далеко и так непоправимо в значительной мере по нашей вине, а точнее – по свойственным нам порядочности, доверчивости и  наивности. А главное – из-за нашей ахиллесовой пяты, заключающейся в ложном комплексе неполноценности. С лёгко/тяжёлой руки Петра I в XVIII веке мы взяли курс на всемерное сближение с Европой и не только «прорубили окно» в неё, но полностью вылезли в него со всеми своими сермяжными потрохами. Мы без ума влюбились в Европу и стали мечтать о «брачном» союзе с ней как о вершине земного счастья.

Как ни обидно это звучит, но в нашем уничижительном чувстве к Европе было что-то сходное с обожанием горбуна Квазимодо красавицы-цыганки Эсмеральды. (Виктор Гюго, «Собор Парижской Богоматери»). Как и он, мы тоже готовы были сделать для предмета нашего вожделения всё, что угодно, включая жертвование жизнью. Поляки, шведы, французы, немцы в разное время шли на нас кровавой войной, англичане исподтишка делали нам непрерывные пакости, а мы всё прощали им и продолжали любить «идеальный» Запад преданно и беззаветно.

Дошло до того, что в XIX веке в политических кругах российского общества образовалась влиятельнейшая партия «западников», которая от платонической любви к Европе перешла к реальному ослаблению (в угоду Западу!!!) российской государственности и, по сути, к столкновению с властями собственной страны. Не без иронии следует отметить, что и злейшие противники западников — «славянофилы», по сути, тоже были перелицованными западниками, так как столь же утопически возлюбили сородичей-славян, населяющих юго-восточную часть всё той же Европы.

Все эти крайности пиетета перед Западом и нелюбви российской элиты к своему народу можно было бы списать на пресловутый «авторитаризм» царского режима и экономическую «недоразвитость» России в дореволюционную эпоху. Но на эти же грабли мы наступили и после Октябрьской революции 1917 года. Гениальный её вождь Владимир Ленин, трезво мыслящий во всех других вопросах, в отношении Европы допустил ту же «комплексную» слабину. Конечной целью Русской революции он провозгласил «мировую революцию» с авангардом в ней немецкой социал-демократии и жертвенной ролью русско/российского народа. Леонид Брежнев, Михаил Горбачёв и Борис Ельцин, продолжая грешить «западничеством», в конечном счёте, сдали страну США и Европе, предав собственный народ.

Даже Владимир Путин под давлением всесильной «питерской команды», повязанной тесным сотрудничеством с американскими спецслужбами (Чубайс и иже с ним) до 2007 года не только продолжал ельцинский курс, но и весьма преуспел в переводе страны на либерально-демократические рельсы. (Что нам аукается до сих пор в гуманитарной сфере). Лишь накануне Мюнхенской конференции морок «атлантизма» начал спадать с глаз руководства России, и оно решилось поведать Европе правду о подоплёке гегемонистских устремлений США. Именно с этого момента Штаты стали проявлять беспокойство в отношении России и приступили сначала к шантажу (Грузия), потом к угрозе (переворот на Украине) и, наконец, к провоцированию полномасштабной войны с Россией.

С начала СВО иллюзии в отношении Европы и Запада в целом в России кончились. Должны кончиться, во всяком случае. Запад предстал перед нами не просто в качестве лицемера и недоброжелателя, а в образе открытого, злобного и заклятого врага, жаждущего нашей погибели. То, что он на Украине действует чужими руками, заталкивая в мясорубку кровавой бойни исторически родственный и некогда дружественный нам народ, сути дела не меняет. Это обычная практика эгоистичных американцев – избирать очередную жертву своей неутолимой алчности и организовывать коллективную травлю её. Однако, по факту, каждый раз инициатива исходит именно от США, и львиная доля «добычи» достаётся исключительно им.

Сняв ныне фальшивую маску демократии и гуманизма, оскалившийся американской волк/койот в борьбе с Россией пойдёт до конца, то есть до полного нашего уничтожения. Из этого следует, что возврата к временам мирного сосуществования с Западом и нормального партнёрства с Европой у России уже не будет НИКОГДА. Думать по-другому – это значит обманывать себя и давать фору врагу. Мы должны Западом окончательно отболеть и возродиться к здоровой жизни, опираясь исключительно на себя: на свою громадную территорию, собственные неисчерпаемые природные ресурсы, веками не подводивший нас здравый смысл и душевные нравственные качества, включая, в первую очередь, веру в Бога.

Разрыв отношений России с Западом (всем Западом, включая Европу) отныне должен быть полным и окончательным. Во всяком случае, на определённый исторический период и касательно стран, откровенно продемонстрировавших враждебное отношение к нам. В первую очередь речь идёт о сущностно агрессивных США и Великобритании, а также о реваншистски настроенных Германии и Японии. Но не только о них. Периоды разлома в мире тем и характерны, что выявляют, подобно лакмусу, истинное соотношение сил всех участников исторических событий и реальный баланс в мире позитивизма и негативизма. А главное – определяют отстой и балласт, от которых человечество должно освобождаться.

Нынешний вынужденный разворот России от Запада на Восток, от огнедышащей Атлантики к прохладной Тихоокеании, вовсе не означает выстраивания нами нового «железного занавеса». Во-первых, разрыв с Западом нам навязали сами западники. Причём навязали жёстко, грубо и бесчеловечно. С подтекстом – на вечные времена. Следовательно, именно они и должны, в первую очередь, озабочиваться тем, как и когда выходить из созданной ими тупиковой ситуации. По мере осознания этого факта и степени реагирования на него Россия и будет выстраивать новую систему отношений, но уже не со всем Западом, а с откалывающимися от него трезво мыслящими и позитивно настроенными элементами.

Во-вторых, понятие «Восток» вовсе не означает для нас максимально возможное сближение только с Китаем, или Китаем и Индией, или Азией в целом. Мир громаден и многолик, и он не ограничивается исключительно Евразийским континентом, который, несомненно, весьма значим в географическом, материально-ресурсном и духовно-ментальном отношении. Огромный и ещё не использованный полностью потенциал, человеческий и исторический, заложен также в странах и народах Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки. Этот политический и человеческий массив до сих пор находился в той или иной степени под пятой Запада, и нельзя сказать, что этим гнётом он весьма доволен. А значит, мы вполне можем рассчитывать на его взаимопонимание.

Проблем в нашем резком развороте на Восток хватает. С некоторых пор (после нашей «великой дружбы» с Западом) нас здесь уже не ждали, а потому на жаркие объятия в Азии сейчас рассчитывать не приходится. Видя вынужденность нашего отхода от Запада, многие азиатские страны не скрывают своей политической насторожённости и недоверия. Переналадка технико-экономической инфраструктуры, почти полностью ориентированной на Запад, — тоже дело непростое и нелёгкое. Культурные связи, некогда весьма прочные, ныне ослабели до минимума и требуют капитального материального и духовного вливания. Проблемным является и усложнившийся языковой барьер. Это значит, что, вслед за восстановлением позиций русского языка, мы сами должны бросить лучшие силы на овладение восточными языками и культурой народов мира.

Первостепенная задача для нас сейчас заключается в том, чтобы убедить других и самих себя, что мы пришли на Восток всерьёз и надолго. А главное – с открытым сердцем и добрыми намерениями. Кто-то (скорее всего, скрытые западники) начинает запугивать русско/российский народ, говоря о хитрости, скрытности и коварстве «азиатов». Как будто надменные европейцы были сущими ангелами в этом отношении.

Парадокс состоит в том, что свойственные нам простота и добросердечность именно на Западе считаются недоумием и слабостью. Это было нам наглядно продемонстрировано в ответ на наши дружеские устремления в «святые девяностые». Азиаты же, наоборот, эти наши нравственные качества ценит превыше всего. В этом мы тоже убедились в советское время.

А это значит, что, в конце концов, мы найдём с «Востоком» (в собирательном смысле) общий язык, поладим с ним и начнём совместно писать новую тысячелетнюю страницу в мировой истории.

Александр  Афанасьев

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *